10 - книг от Дмитрия Копелева

Мы были молоды и достаточно наивны, а Украина тогда еще не пришла в себя после торжеств, ознаменовавших обретение независимости. Все архивы широко распахнули свои двери, практически любой документ был доступен для исследователей. Не встретив у входа в здание старого бенедиктинского монастыря никакой охраны, мы вошли прямо в главный корпус. Все архивные службы были закрыты на обед, и мы поднялись наверх в кабинет заместителя директора — Лидии Михайловны Минаевой. Встреча с этой женщиной изменила всю нашу жизнь. Муж Минаевой принадлежал к так называемому активу, направленному на Западную Украину после Великой Отечественной войны для советизации этого региона. Очень добрый и щедрый человек, Лидия Михайловна прекрасно помнила события всех тех пятидесяти лет, что она провела в столице украинского националистического движения. Поступив во Львовский областной архив на работу машинисткой, она впоследствии стала его директором, проработав на этом посту около двадцати пяти лет — вплоть до распада Советского Союза. Встреча с Минаевой перевернула мою жизнь и коренным образом изменила мои исследовательские планы. На протяжении последующих семи лет, ставших последними годами жизни этой удивительной женщины, Лидия Михайловна знакомила меня с историей борьбы советской власти с националистическим подпольем на Западной Украине и вводила меня в круг источников.

ЛЕФЕ́ВР ЖОРЖ

Эрик Хобсбаум - Эхо"Марсельезы". Взгляд на Великую французскую революцию через двести лет До х годов о Робеспьере не вспоминали особенно часто - интерес к нему и к Марату как представителю радикальных якобинцев был примерно одинаковым до середины первого десятилетия нынешнего века. Но затем он стал самым популярным из всех лидеров революции, что отчасти объясняется той ролью, которую он играл в якобинской республике.

Тем не менее пик его популярности приходится - и это вряд ли вызывает удивление на вторую половину х годов годы деятельности Народного фронта , а также на е годы. Из крайне левых лидеров Сен-Жюст по популярности все больше и больше обходит Марата, хотя определенный интерес к нему сохранялся со времен Октябрьской революции [].

М.М. Богословского (биография Петра Великого), а также А.Е. Преснякова, общую атмосферу страха в период опричного террора, но и, например, и писателей, как Андре Моруа, Жорж Лефевр, Эмиль Людвиг и, наконец.

Его знаменитая книга, ставшая бестселлером и переведенная на многие языки, это глубокое, неторопливое размышление о скрытых и трудноуловимых механизмах социального подчинения. Виртуозная аналитическая оптика позволяет Фуко нащупать и связать в единую цепь разнородные, на первый взгляд, элементы социального бытия: За пульсациями человеческой паутины внезапно обнаруживается главный постановщик, незримо дирижирующий пространством людского сознания, — безликая всепроникающая стихия власти, сопровождающая человека с момента его рождения и до последнего дня.

Вдумчивый исторический анализ всегда требует временного отстранения, в особенности, когда речь идет о таком сложнейшем феномене, как Великая французская революция. Споры и ученые дискуссии вокруг нее продолжаются и спустя два века, написано немало трудов, предлагающих свои версии событий. Первоисточником запущенного революцией разрушительного механизма французский историк считает страх, панику, которая, как зараза, охватила Францию летом года.

Заговор врагов и Великий страх Ну, говорить о том, что, мол, Французская революция случилась по вине спорыньи, было бы несколько чересчур, однако нельзя не отметить, что это грибковое заболевание хотя бы отчасти усугубило всеобщее состояние в стране. По всему Франш-Конте, хорошо известному былым нашествием оборотней , распространяется новая паника. Французские крестьяне повсюду ищут тайно проникнувших в тыл врагов.

Эта мысль навязчиво овладевает массами: При этом реально эмиграция была еще достаточно скромной, но слухи ее преувеличивали.

среди крестьян, явление, известное как «Великий страх». разразилось то, чему Жорж Лефевр дал название «крестьянской революции» [].

В опубликовал и защитил в качестве докторской диссертации капитальное исследование о крестьянах северной Франции в период Великой французской революции. С , после смерти А. Он внёс крупный вклад в изучение социально-экономической, главным образом аграрной, истории Великой французской революции. Основное внимание уделял изучению классовой борьбы в деревне в годы якобинской диктатуры.

Заговор врагов: Великий страх 1789 года

По мере того как известия распространялись, они сами становились новым доказательством повсеместного существования неуловимых разбойников. Нет сомнения, что такая же же паника охватила советских граждан по следам горячих событий Второй мировой войны. Ужас перед уголовными бандами господствовал в настроениях послевоенного советского общества. Обнаглевшие бандиты и воры нападают на мирных граждан… не только вечером, но убивают, раздевают и грабят средь бела дня — и не только в темных переулках, но и на главных улицах… даже около горкома и горсовета.

После работы люди собираются группами, чтобы не страшно было идти домой.

Жорж Лефевр — 28 августа ) — французский историк марксистского толка, редактор журнала «Annales historiques de la Revolution francaise».

Очень велика была в изучении революции роль Жоржа Лефевра , крупнейшего французского историка и прогрессивного деятеля. В годы нацистской оккупации Франции Ж. После освобождения Парижа Ж. Лефевром Общество по изучению робеспьеризма и его журнал достигли в послевоенные годы серьезных успехов в исследовании проблем Французской революции. Робеспьера, и ряд специальных монографий, основанных на широком круге источников и серьезных статистических подсчетах.

Они значительно глубже, чем А. Матьез, раскрыли причины разрыва политики правительства Робеспьера с жизненными интересами народных масс и в конечном итоге причины термидорианского переворота г. Важную роль в этом сыграла труды прогрессивных историков — учеников Жоржа Лефевра: После смерти Лефевра в г.

Лефевр Жорж

Хотя Матьез так и не смог получить кафедру в Сорбонне, но возглавлял Общество изучения наследия Робеспьера и соответствующее научное направление, он считался наиболее авторитетным специалистом по истории Великой французской революции. Он быстро нашел себе последователей в США, где в силу республиканских традиций в университетах был велик интерес к французской революции. Гарвардский университет даже купил библиотеку Олара.

Не буду говорить о резко враждебном отношении Матьеза к Дантону, на почве чего он разошелся с Оларом еще до первой мировой войны, поскольку это касается чисто внутренних разногласий между французскими учеными. Во всяком случае, тут сказалось, по-видимому, и ревнивое отношение Матьеза к славе основателя классической школы историографии революции, которого он так и не смог сменить на посту заведующего кафедрой в Сорбонне.

Жорж Лефевр, по праву считающийся одним из крупнейших знатоков в этом вопросе. Его главная книга, «Великий страх года».

Григорий Ревзин о вспышке массовых страхов Всего, если сложить всех пострадавших по мнению информагентств, растлено около человек там несколько педофилов-оптовиков , в среднем по в день. И так уже не первый месяц. Педофилы разошлись не на шутку - и так, и эдак, и оптом, и в розницу, и своих детей, и их друзей, и совершенно посторонних, незнакомых девочек и мальчиков.

При этом, по официальным данным, в России в день и рождается тоже около детей. То есть мы уже дошли до такого уровня представлений о масштабе педофилии, что статистически каждый российский ребенок должен оказаться жертвой педофила. Причем рождаемость у нас не растет, а педофилия, наоборот, ширится, так что, видимо, скоро пойдут сообщения о растлении нашими педофилами детей иностранного происхождения и подданства. По уровню общественного интереса к себе геи находились между РПЦ 70 упоминаний и президентом Медведевым упоминания.

Только это интерес в основном отрицательный.

Изучение истории Великой французской революции

Его брат, профессор географии в университете Пуатье, был приговорен к смерти и обезглавлен за участие в движении Сопротивления. Решительно взявшись за руководство кафедрой истории Французской революции в Сорбонне, обществом робеспьеристских исследований и журналом, который опять начал издаваться, Ж. Лефевр изгнал бывших сторонников сотрудничества с нацистами. Одновременно он окружил себя более или менее молодыми историками такими, как М. Булуазо, бывший ученик Матьеза , М. Порталь, изучавший новую историю России, Л.

Слухи, страхи и надежды по пути, намеченном Жоржем Лефевром новаторском исследовании «великого страха» года.

Поиск по произведению Предисловие Марк Блок героически погиб в возрасте пятидесяти семи лет; арестованный гестаповцами за участие в Сопротивлении и подвергнутый пыткам, он был расстрелян 16 июня г. В течение прошедших с тех пор трех с лишним десятков лет Блок продолжал пользоваться известностью среди историков в силу трех обстоятельств.

Во-вторых, Блока знали как автора двух книг: Первым из этих факторов стало получение Блоком в г. Вторым — война — гг. Наконец, большое значение имела и атмосфера филологического факультета Страсбурского университета, куда Блок был в г. Научную деятельность Блок начинает в — гг. В это время он публикует свои первые статьи.

Suspense: My Dear Niece / The Lucky Lady (East Coast and West Coast)

Жизнь без страха не просто возможна, а абсолютно достижима! Узнай как избавиться от страхов, нажми здесь!